История Пурима полна неожиданных поворотов и интриг. Одна из них скрыта в самых первых строках “Мегилат Эстер”.

Завязкой к сюжету Пурима служит известная дворцовая история: на седьмой день масштабного народного пира царь Ахашверош приказывает привести на его личный, императорский банкет царицу Вашти. Царица отказывается выполнить приказ и на банкет не приходит. Ахашверош собирает своих советников, и они приговоривают Вашти к высшей мере наказания.

Что здесь необычно?

AskTheRebbe

Вопрос Ребе

В этом эпизоде есть неожиданная деталь. Почему Ахашверош не стал сам решать судьбу Вашти, а поручил это своему “кабинету”? “Мегилат Эстер” объясняет это тем, что “таков был обычай царя: (советоваться) со всеми теми, кто знал закон и право”.

Иначе говоря, император не знал, как рассудить поступок Вашти.

На первый взгляд, это странно. Вашти выразила открытое неподчинение императорской власти. Этого было достаточно, чтобы вынести ей суровый приговор. Зачем Ахашверошу понадобилось мнение министров?

Однако еще удивительнее ответ, который дал императору один из его советников, которого “Мегилат Эстер” называет Мемуханом. Вот как он обосновывает необходимость кардинальных мер в отношении императрицы:


Мегилат Эстер, 1:16

“… Потому что этот поступок царицы приведет к тому, что все жены перестанут уважать мужей своих, говоря: царь Ахашверош повелел привести царицу Вашти пред лицо свое, а она не пришла…”


Странно, не правда ли? Чиновник советует царю казнить Вашти, приводя явно надуманные аргументы, но даже не упоминает о том, что ее поведение было восстанием против императора!

Необычная логика этого совета привлекала внимание нескольких комментаторов. Но интересно, что никто, включая Раши, даже намеком не объясняет простого смысла этого фрагмента. Почему же никто из приближенных не встает на защиту царского достоинства? Ключ к ответу находится в описании пира, с которого открывается Свиток Эстер.


Мегилат Эстер, 1:5

“… А по истечении этих дней устроил царь для всего народа, что был в столице Шушан, от мала до велика, семидневный пир на садовом дворе царского дворца…”

 


Feast3

Что известно про Ахашвероша?

Ахашверош правил персидской империей более чем две тысячи лет тому назад (с 3392 по 4006 г. согласно периодизации «Седер hа-Дорот»).

В отличие от своих предшественников, он захватил престол, а не получил его по наследству.

Ахашверош силой распространил свое владычество над всеми землями Персии, провел ряд успешных военных кампаний и в итоге объединил под своей властью 127 провинций, простирающихся от Индии до Эфиопии. А чтобы не быть самозванцем и укрепить свое право на трон, он женился на Вашти, внучке императора Навухаднецара (Навуходоносора), “наследнице” предыдущей (вавилонской) династии.

Сомнительный статус Ахашвероша заставлял его постоянно искать новые способы укрепить свой рейтинг – как среди простых поданных, так и среди элиты.

Одним из способов повысить популярность царя стало устройство праздников, о которых и рассказывается в самом начале Свитка Эстер.

Первый из них, организованный для вавилонской элиты, продолжался целых сто восемьдесят дней подряд. Под занавес этого праздничного полугодия император устроил еще один семидневный праздник, предназначенный только для жителей его новой столицы – Шушана. Из “Мегилат Эстер” следует, что это мероприятие проходило в не совсем привычном для собравшихся формате:


``Мегилат Эстер``, 1:8

“… А питье (шло) как принято, никто не принуждал, потому что так обосновал царь всем управляющим дома своего – чтобы поступали они по воле каждого…”


Еще три вопроса к тексту

Раши: “Обосновал” (йасад) – от слова “основа”, что значит “уточнил и приказал”.

Оборот “что значит” – редкость для Раши. Его появление означает, что речь идет о каком-то исключительно важном уточнении. Почему нам важно обратить внимание на эти слова? И почему требуется такое длинное пояснение – “уточнил и приказал”? Разве просто “приказал” не достаточно?

Раши: “Всем управляющим своего дома” – всем управляющим, ответственным за трапезу: пекарь, повар, сомелье”.

Из этого пояснения очевидно, что праздник состоял не только из бара, но и из банкета. На первый взгляд, это расширяет смысл сказанного в “Мегилат Эстер”, где речь идет только о вине, но ничего не сказано о еде.

Понятно, что у Раши есть основания для такого расширения. В самом тексте “Мегилат Эстер” слово “управляющие” использовано во множественном числе. Значит, речь идет, как минимум, о нескольких ответственных лицах. Но возможно, учитывая контекст фрагмента, стоило бы начать их перечисление не с пекаря, а с того, кто отвечает за подачу напитков?

Фраза “всем управляющим” еще не означает, что среди этих “всех” были именно главный пекарь и шеф-повар. Надо сказать, что раньше шеф-повар, в отличие от виночерпия и пекаря, которые лично приносили гостям выпечку и вино, вообще не имели обыкновения выходить в зал трапезы. Между тем, в данном случае кажется логичным предположить, что управляющие, к которым относился приказ, – это был персонал, непосредственно работающий в зале для мероприятия.

Что же хотел сказать Раши?


AskTheRebbe

Объяснения Ребе

Одна из задач, которую решает Раши в своем комментарии, – объяснить построение фразы в “Мегилат Эстер”. На первый взгляд, ход трапезы можно было бы описать проще и короче: “А питье (шло) как принято, никто не принуждал, потому что так приказал царь”. Но авторы текста явно хотят добавить к этой информации что-то еще.

Непринужденный порядок подачи напитков был частью общего установления императора относительно всего банкета. Согласно его плану, он должен был проходить в легкой и непринужденной обстановке (“потому что так обосновал царь всем управляющим дома своего – чтобы поступали они по воле каждого”).

Организаторы стремились предвосхитить любые пожелания гостей. Даже простым людям были предоставлены лучшие места, и любое их пожелание немедленно исполнялось.

Отсутствие принуждения должно было ощущаться во всех других деталях праздника, потому что это было частью общего установления Ахашвероша. Значит, его должны были выполнять все ответственные за организацию банкета.

Feast1

Итак, мы получили ответ на вопрос №2. Поскольку основой трапезы считается хлеб, а другие блюда и вино являются добавлением к нему, Раши включает в число “управляющих” трапезой не только сомелье, но и пекаря с поваром (причем, перечисляет их в порядке важности для приема пищи).

Но тогда нужно разобраться: если непринужденное питье – это результат общей установки, то почему в Свитке Эстер оно подается как деталь, заслуживающая отдельного внимания? Если задача трапезы – угодить присутствующим, понятно, что на ней не может быть принуждения и в выборе напитков!

Кроме того, мы до сих пор не поняли, почему в тексте появляетя непривычный оборот – “потому что так обосновал царь“? И что именно Ахашверош “уточнил” своим управляющим?

Feast2

Как поясняет Раши, в Персии существовал обычай на всех важных банкетах предлагать участникам огромную чашу вина. Она вмещала почти пять восьмых (больше половины!) ведра, и каждый гость должен был выпить эту чашу до дна. Однако в этот раз все было иначе: “питье (шло) как принято, [но] никто не принуждал…”.

Выражение “ке-дат” – “как принято”, – намекает, что вся трапеза была обставлена с размахом, принятым при дворе Ахашвероша. И особенно – в том, что касается дегустации вина: “Напитки подавались в золотых сосудах и в посудинах разной формы, и вина царского было вдоволь, с царской щедростью”.

Из этого можно было бы предположить, что на пиру действовали и другие обычаи царского банкета, включая питье из огромной чаши. Но “Мегилат Эстер” специально подчеркивает, что на этот раз было иначе. Желая завоевать признание широкой публики, царь показал себя таким демократом, что отменил этот непременный обычай императорского стола. В этот раз гостей не принуждали пить непосильные порции спиртного, потому что император “уточнил” этот обычай и “приказал” организовать трапезу иначе.

В этом контексте становится понятно, почему Раши не считает нужным комментировать реакцию на поведение царицы Вашти. Она действовала в духе общей обстановки праздника, когда каждый делает то, что считает нужным. Можно даже сказать, что своим отказом явиться по приказу царя она выполнила царский указ “поступать по воле каждого”!

С другой стороны, на ситуацию можно посмотреть иначе.

  1. Во-первых, трапеза, которую устроил Ахашверош, не была частью народных гуляний.
  2. Во-вторых, установление “не принуждать” было общим, а в случае с Вашти был конкретный приказ, адресованный конкретному человеку.
  3. Наконец, поручение поступать по воле каждого относилось к “народу”, проживающему к столице, но это еще не значит, что оно распространялось и на царицу.

Чтобы разобраться в коллизии законов, император и решил посоветоваться со своими министрами, которые признали Вашти виновной.

AskTheRebbe

Хасидский взгляд

“Мегилат Эстер” – это книга, которая рассказывает о Провидении, о способах Б-жественного управления миром. Творец не всегда демонстрирует их явно. Иногда нам нужно приглядеться, чтобы увидеть в происходящих событиях проявления Высшей воли.

Так же и в Свитке Эстер: Имя Творца не упоминается в нем ни разу. Но в то же время, известно, что все предложения “Мегилат Эстер”, в которых есть слово «Мелех» («царь»), содержат тот или иной скрытый намек на hа-Шема.

Это можно сказать и об эпизоде с описанием имераторского пира.

Все мы находимся на «трапезе» у Творца Вселенной. Он приглашает нас к изучению Торы и выполнению мицвот, которые придают вкус жизни. Но при этом Он дарует каждому человеку возможность действовать «без принуждения» и самостоятельно выбирать свой путь.

Во времена первого Пурима йеhудим выбрали путь Торы. В Талмуде сказано, что в это время они закрепили то, что получили на горе Синай. Если при даровании Торы бней Исраэль приняли Тору, то в дни Ахашвероша они полностью исполнили принятое ранее и подтвердили свой выбор.

А значит, уже первые строки «Мегилат Эстер» содержат не только описание пира, но и скрытое указание на душевный подъем, который бней Исраэль пережили во время событий Пурима. У них была свобода выбора, и они приняли “приглашение” Творца.

 

По материалам беседы Ребе к празднику Пурим («Ликутей Сихот», т. 36)
с адаптированным переводом текста “Мегилат Эстер” и комментария Раши.